Выбрать страницу

Гомосексуальность и гетеросексуальность Согласно опросам американских исследователей сексуальности Мастерса и Джонсон и группы Кинси, чаще гетеросексуальные люди подавляют свою гомосексуальность, чем наоборот. Сексуальное непонимание и заблуждения отражают ситуацию в окружающем мире. Большинство лиц гомосексуальной ориентации довольны своим выбором и не хотят меняться. Однако встречаются отдельные случаи, когда гомосексуалист хочет сменить ориентацию. Несмотря на распространенные заблуждения, с помощью гипноза это возможно. Следующий пример, хотя он не является типичным для гомосексуалистов в целом, демонстрирует влияние разума на выбор сексуальной природы человека.

Холлис Г, актер 28 лет, хотел отказаться от гомосексуальных пристрастий, «остепениться, жениться и завести детей». Он казался искренним, обладал достаточной мотивацией и еще на ранних стадиях терапии осознал причины своего сексуального поведения. Он не верил, что родился гомосексуалистом и был одним из немногих гомосексуалистов, которым хочется «быть как все».

Через шесть месяцев, на протяжении которых он посещал сеансы два раза в неделю, у Холлиса возникло отвращение к сексу в целом и он несколько месяцев полностью от него воздерживался. Затем несколько недель он жил как бисексуал, но влечение к женщинам победило, и он прожил шесть месяцев в гетеросексуальной связи с постоянной партнершей. Он рассказывал мне о своих успехах и планах вступить в брак Его поведение на тот момент указывало на полное изменение сексуальных предпочтений. Холлис был особенным субъектом и замечательно реагировал на автоматическое рисование и контролируемые сны. В снах и фантазиях постоянно встречался один и тот же мотив, который указывал на критическое отношение к своей будущей жене. В состоянии бодрствования он говорил о ней очень тепло, но после самогипноза сообщал, что его беспокоит гнев, направленный не только на невесту, но и на его мать и сестру. Однажды в состоянии транса он внезапно регрессировал до семи лет. Выйдя из транса, он рассказал следующее. «В семь лет я дружил с мальчиком, жившим по соседству. Мы очень любили друг друга, – Холлис очень эмоционально пересказывал свои детские воспоминания. – Его звали Уолли, и мы играли в сексуальные игры. Ничего особенного – просто трогали друг друга и сравнивали размеры пенисов, чтобы посмотреть, у кого больше. Моя сестра подглядывала за нами, специально спрятавшись в шкафу. Потом она рассказала обо всем матери, которая запретила Уолли к нам приходить. Более того, мне полностью запретили с ним общаться».

Несмотря на гнев в адрес сестры и матери, Холлис многое понял, вспомнив этот случай. Он был полон решимости порвать со своим гомосексуальным прошлым и жениться на своей невесте. Холлис упорствовал, пока не поверил, что его сексуальная ориентация является симптомом глубокого невроза, который проистекает из его детских отношений с сестрой и матерью. Поскольку он в это верил, для него это было правдой. Он верил, что его гомосексуальность – приобретенное поведение, имеющее психологическую, а не физиологическую природу. К этому добавлялось желание быть принятым членами его религиозного учения.

Холлис и его девушка обвенчались в церкви, и вскоре она забеременела. Последнее, что я слышала, – они состояли в браке четыре года и у них все было хорошо.