Выбрать страницу

Люди - тоже обучаемые животныеЛюди отвечают на внешние раздражители почти так же, как животные.

Рассмотрим, например, случай Розмари Джонс. Розмари весит 120 кг. Когда она проходит мимо витрины булочной, у нее начинают течь слюнки. Ее тело не нуждается в дополнительных калориях, она «просто ничего не может с собой поделать». «Наверное, я не должна, – колеблется она, – но в последний раз… Еще одно пирожное ни на что не повлияет».

Доев пирожное, Розмари тут же начинает об этом жалеть. «Ну почему я это сделала? – ругает она себя. – Это глупо, я никогда больше так не буду». Она дает себе слово и собирается его сдержать, но следующее искушение снова заставляет ее нарушить обещание. Как у собаки Павлова, ее слюнные железы реагируют, даже если она не испытывает голода. Наш мозг – как и у собаки – реагирует на условный «звонок».

Простое упоминание слова «еда» вызывает голод у человека, привыкшего переедать, даже если он недавно поел. Любители выпить, заядлые курильщики и наркоманы отличаются таким же запрограммированным поведением, отвечая на сигналы как хорошо выдрессированные животные. Один из моих клиентов, Боб Т., говорит: «Каждый раз, когда звонит телефон, я тянусь за сигаретой, даже если только что курил». Он также печально добавляет: «..даже если это не мой телефон».

Другой стремившийся избавиться от вредной привычки клиент, Гарри П., описывал следующее поведение.- «Обязательный мартини до ужина, чтобы собраться, и парочка после – чтобы расслабиться». Зависимые от своих привычек люди часто соотносят привычку с эмоциональным удовлетворением. Таким образом, при неприятностях они стремятся снять напряжение подобным образом.

они реагировали повышением напряжения и слюноотделения. Помните, что аппетит часто опирается не на голод или реальную потребность, а на эмоции, поскольку эмоции часто запускают физические реакции.

Павлов не только показал, что привычки закрепляются при повторении, он сделал еще одно открытие. Когда лабораторные собаки Павлова начинали беспокоиться или злиться, Павлов доказал, что условный рефлекс (привычка) может выработаться даже после единственного случая, если присутствует сильная эмоция. В силу этого травматический шок может вызвать закрепление рефлекса на всю жизнь. Рассмотрим пример того, как это происходит у человека и животного.

К дому подходит новый почтальон. Живущая во дворе дома собака лает. Неопытный почтальон пинает собаку. Собака пугается и хватает почтальона за брюки. Конфликт продолжается, пока собака и почтальон боятся друг друга. Привычка выходит за рамки этой ситуации. Почтальон начинает бояться собак вообще, а собака с тех пор облаивает всех почтальонов.

Такая автоматическая реакция возникает и в отношениях людей друг с другом. Женщина, к которой в детстве приставал мужчина, может дрожать от страха при виде мужчин вообще. Автоматическая замкнутость может помешать ей вступить в брак, создать семью и получать удовольствие от сексуальных отношений. То же справедливо и для мужчин, у которых в ранний период жизни был неприятный опыт, связанный с женщиной. Вам когда-нибудь приходилось слышать, как мужчина говорит «все женщины одинаковы»? Такой человек реагирует закрепленными эмоциями. Чернокожий человек, к которому плохо относится его белый работодатель, может подавлять негативные чувства, чтобы сохранить работу. Эта подавленная неприязнь может быть настолько сильной, что потом он может с ненавистью и недоверием относиться ко всем белым людям, которые напоминают ему его начальника.