Выбрать страницу

Отсутствие сексуальной уверенности Чарльз К. опоздал на прием и долго извинялся. Он сказал, что очень смущается обсуждать свои сексуальные проблемы с женщиной-врачом. Мне стало интересно, почему в таком случае он выбрал меня.

«Я подумал, что если смогу говорить об этом с вами, может быть это поможет мне меньше нервничать, говоря об этом с другими женщинами», – ответил он, покраснев. Чарльз постоянно вертел что-то в руках и на обычные вопросы отвечал с запинками, словно все время обдумывал ответ, боясь чем-то меня задеть. Я спросила его про детство.

Он ответил: «Самое неприятное, что я помню, – это насмешки над моим носом, который торчит под забавным углом».

Чарльз повернулся ко мне в профиль. Я подумала: «Немного острый, ну и что? Ничего необычного…» Но вслух я сказала: «Кажется, ваш нос подходит вашему лицу. В детстве он мог казаться слишком большим, но вы явно доросли до своего носа. В конце концов, никто не идеален. Именно различия делают нас запоминающимися и интересными».

Однако Чарльз не успокоился. «Мой отец называл меня муравьедом! – продолжал он. – А сестра говорила про "нос сосиской". Некоторые из близких друзей до сих пор помнят это прозвище. Я знаю, что моя семья не хотела вести себя жестоко, но к 15 годам у меня сложился устойчивый комплекс неполноценности. Каждый раз, когда я слышал, что девушки смеются, мне казалось, что они смеются над моим носом».

Чарльз нервно уклонялся от прямых вопросов о его сексуальных проблемах. Наконец, услышав прямой вопрос «Как ваш нос влияет на вашу сексуальную жизнь», Чарльз опустил взгляд и сказал: «Мне 28 лет, а я до сих пор боюсь приглашать женщин на свидание. Я очень боюсь говорить с незнакомыми женщинами. Но даже когда я их знаю, например, подруг моей сестры, я все равно боюсь, что они скажут что-нибудь плохое о моей внешности».

Я объяснила Чарльзу, что прежде, чем он сможет почувствовать, что нравится женщине, он должен понравиться сам себе. В отношении носа у него было два варианта действий: либо научиться с ним жить, либо сделать пластическую операцию. Под гипнозом он написал: «Люби меня. Люби мой нос».

Чарльз начал лучше понимать себя. Он осознал, что самооценка не зависит от размера носа, пениса или груди. Она зависит от того, как вы относитесь к каждой части себя, и от того, принимаете вы или отвергаете все в целом.

Похожий пример заниженной самооценки – случай Ирис Д., привлекательной молодой женщины, которую смущал размер ее груди. Хотя она была профессиональной моделью, опыты в интимных, отношениях убедили ее в следующем-. «Я несексуальна. Я не возбуждаю мужчин.

Часто недостатки – это последствия негативного программирования в прошлом. От них можно избавиться, уничтожив источник проблемы. Негативному самовосприятию учатся; значит, можно и переучиться, создав более удачный образ.

Они говорят мне, что у меня мальчишеская фигура. Да, мое тело нравится дизайнерам-гомосексуалистам, но парень, который мне нравится, предлагает мне увеличить грудь».

Ирис не стала делать себе силиконовую грудь. Она решила найти нового парня, которому будет нравиться такой, какая она есть.

После многих лет работы сексуальным терапевтом и использования гипноза для помощи пациентам я сталкивалась, наверное, со всеми возможными предлогами сексуальных проблем.

«Я лысею. Женщинам нравятся мужчины с волосами». Чепуха. Среди величайших любовников в истории были лысые и лысеющие мужчины.

«У меня кривые зубы, и потому некрасивая улыбка». И что? Зубной врач может сделать вам хорошие зубы. Однако многие лысеющие кривозубые остроносые люди чудесно занимаются сексом и живут полноценной жизнью. Они просто считают себя достойными любви.