Выбрать страницу

Псориаз и неприязнь Один из самых интересных случаев в моей практике – случай Марселлы Б., 24-летней воспитательницы яслей. Несмотря на жаркий летний день, у нее был платок на голове, блузка с длинными рукавами и брюки, которые скрывали пятна на ногах. О ее состоянии свидетельствовали только покрытые струпьями брови. Марселла закатала брюки и сняла платок, чтобы показать свою болезнь мне, и сказала: «Я болею псориазом всю жизнь. Я перепробовала все, но мне не помогли даже консультации психолога. Я уже ни во что не верю. Я не думаю, что мне хоть что-то поможет. Честно говоря, я прибегаю к гипнозу как к последнему средству».

Со слезами на глазах она рассказала, что родители детей, с которыми она работает, постоянно спрашивают, не заразна ли ее болезнь. Единственный положительный момент заключался в том, что когда она чувствовала себя очень спокойной, ее состояние несколько улучшалось.

Марселле были даны внушения на релаксацию, уверенность и веру. Хотя она была трудным субъектом, через пять-шесть сеансов она вошла в достаточно глубокий транс для подсознательной коммуникации. Я работала с ней шесть месяцев, проводя раз в неделю сеансы продолжительностью в час. Между сеансами она дома два раза в день слушала кассету с позитивными внушениями. Мы чувствовали радость в периоды, когда псориаз полностью проходил, а потом снова отчаивались, когда он возвращался в самое неожиданное время.

Мы решили заглянуть в дальние утолки ее разума, чтобы найти ранние проявления заболевания. Была использована возрастная регрессия и последующее автоматическое письмо.

В памяти Марселлы обнаружилась важная информация. Вот что она поведала в состоянии транса: «Мне пять лет. Я в летнем лагере, где много других детей. Мы находимся в здании. Мальчики и девочки играют в игру. Все девочки должны положить в кучу ботинок. Потом входят мальчики, выбирают по одному ботинку и пытаются найти девочку, на которой надет второй такой же ботинок. Мой ботинок взял Бобби. Он сказал – только не она, я не хочу с ней играть. Она толстая и некрасивая».

Когда Марселла вышла из транса, я спросила ее, была ли она в детстве толстой и некрасивой.

– На самом деле нет, – ответила она. – Я быларюрошенькой пухленькой девочкой. Но Бобби меня обидел, и у меня была истерика. Меня никто не мог успокоить, родителям пришлось забрать меня из лагеря. Долгие годы потом я вспоминала его слова, чувствуя себя ненужной. Я все еще плачу, когда вспоминаю об этом.

– Как это может быть связано с псориазом? – спросила я ее.

– Я все еще чувствую себя толстой и некрасивой и чувствую, что недостойна внимания симпатичных парней. Проблемы с кожей держат всех на расстоянии.

Мне стало интересно, был ли у нее когда-нибудь парень?

– Я никогда не встречалась с мальчиками – ни в школе, ни в колледже. Меня избегали все, даже девушки. У меня было очень мало друзей.

– Как вы сами себя оцениваете? – спросила я ее. – Скажем, по шкале от 1 до 10?

– В самом низу – ноль. Я боюсь смотреться в зеркало. То, что я вижу, просто отвратительно. Я помню, когда я еще жила дома с родителями и, принимая ванну, видела свое тело в зеркале, я потом плакала всю ночь.

На самом деле Марселла была привлекательной девушкой. У нее были правильные и тонкие черты лица, улыбка открывала ровные белые зубы. Хотя ее голова была покрыта струпьями, волосы были густыми и красивыми. У нее была правильная женственная фигура, которую она скрывала под бесформенной некрасивой одеждой, чтобы избежать внимания мужчин. Только обувь была новой и яркой – возможно, последствия ее детских переживаний в летнем лагере.

Я помню тот радостный день, когда Марселла сказала, что ее руки от локтя до ладони полностью очистились. Она пришла в блузке с короткими рукавами. У нее начала очищаться кожа головы. Она признала, что гипноз дает положительные результаты, и через две недели у нее полностью сошли струпья. Однако затем произошел внезапный рецидив, который поверг Марселлу в отчаянье.

Она навестила своих родителей, чтобы продемонстрировать им свое исцеление. И там, проснувшись и посмотрев в старое зеркало в ванной, она регрессировала к своим старым воспоминаниям и заметила, что на ее руках и ногах вновь возникает раздражение. В этот момент Марселла отчетливо осознала силу представлений о самой себе. Она уехала от родителей в депрессии, но почувствовала себя лучше после беседы о связи ее эмоций с кожным заболеванием. К счастью, гипноз снова помог избавиться от болезни. С тех пор прошло шесть лет и у Марселлы больше не было псориаза.