Выбрать страницу

Работа со сложными пациентами Питер был сложным пациентом. Врач-гипнотизер уже пробовал гипноз, в том числе с помощью пентотала, но безуспешно. После десяти сеансов автоматического письма Питер наконец начал превращаться в результативного пациента. Когда его попросили вспомнить свои 16 лет, он написал: «Все закрывается, закрывается, улица смыкается». Он так и не вспомнил, о чем шла речь, но зато стал более открыто говорить о другой своей проблеме – фобии поездок, которая препятствовала ему отойти от своего дома больше, чем на квартал. Начиная с 10 лет он испытал несколько эпилептических припадков, очень боялся, что это случится с ним в общественном месте, поэтому по большей части оставался дома. Этот страх вызывал у него сильную панику.

На следующем сеансе Питер во время гипноза регрессировал до 10 лет. Его попросили написать, что в этом возрасте случилось такого, что его расстроило. Он написал: «Я украл деньги из маминой сумочки. Я бегу… бегу… она догоняет». В этот раз он вспомнил непосредственно событие и связанное с ним ощущение ужаса. На этом сеансе он плакал, но оставался в глубоком трансе. Позднее на личной консультации мы смогли изменить все его невротическое поведение.

В детстве он периодически крал небольшие суммы денег из маминой сумочки, когда чувствовал себя отвергнутым или брошенным. Позднее он страдал от приступов вины и страха наказания, если его воровство обнаружится. Однажды, когда мать отругала его за неприятности в школе, он украл у нее самую большую на тот момент сумму – долларовую банкноту. После этого он бежал по темной узкой улице, когда его вдруг одолело сильное беспокойство и у него случился первый эпилептический припадок Мать никогда не говорила ему о том, знает ли она, что он крадет деньги. Если бы она это сделала, расстройство его нервной системы не зашло бы так далеко. Возможно, она полагала, что это просто со временем пройдет». Но ничего не прошло, Питеру стало только хуже.

После первого приступа у него появилась агорафобия, боязнь покидать закрытые помещения. Он не мог сойти с крыльца дома. Это продолжалось и во взрослом возрасте – даже первый сеанс гипноза пришлось проводить на дом)7, потому что он боялся поездок На первом сеансе его научили уходить на один час, чтобы он мог посещать гипнотизера. После того как гипноз избавил его от агорафобии, он безуспешно прибегал к другим методам лечения, чтобы избавиться от пьянства, и наконец обратился к гипнотерапии и с этой проблемой. В итоге Питер научился самогипнозу, занимается им каждый день и все это время сохраняет душевное и физическое здоровье.

Одна проблема, которую Питер не смог преодолеть, – это его неприязнь к работе. Во время гипноза он выходил даже из глубокого транса, если ему говорили, что он чувствует себя достаточно хорошо, чтобы найти работу. Питер – классический пример того факта, что гипнотизер не всегда может заставить пациента принять новые представления о себе.

Джейсон Р., 26 лет, страдал от первичной импотенции. Хотя он был физически здоров во всех смыслах, он не помнил, чтобы у него хоть раз была эрекция. Он рассказывал, что, несмотря на отсутствие способности, он часто испытывал сильное сексуальное желание вступить в половой акт с женщиной, но в итоге мастурбировал, не получая эрекции. Это происходило с подросткового возраста. Хотя он испытывал сильные ощущения в пенисе, циркуляция крови психологически блокировалась. Ко мне Джейсона направил уролог, который не смог найти никаких физиологических объяснений его состоянию.

После трех подготовительных сеансов Джейсон достиг достаточно глубокого транса, чтобы применить методику регрессии. Он был регрессировал до девяти лет и поднял руку, что было сигналом того, что имеется какая-то информация. Я положила ему на колени большой альбом и дала в руку фломастер. Почерком девятилетнего ребенка Джейсон написал: «Я принимаю душ. Отец бреется перед зеркалом или чистит зубы. Я говорю: "Папа, поди сюда, я хочу тебе что-то показать". Отец подходит, и я показываю ему свой пенис, он твердый. Я спрашиваю: "Как он это делает?" Отец смеется и говорит: "Полей его холодной водой, и все пройдет". Потом он наливает из крана стакан воды, поливает мой пенис, и эрекция пропадает. Потом отец выходит в кухню, рассказывает об этом матери, и они громко смеются. Мне любопытно, что во мне такого смешного. Должно быть, что-то не так, потому что они замолкают, когда я вхожу в кухню».

Когда была обнаружена первоначальная травма, Джейсон успешно излечился от блока, препятствующего сексуальным реакциям. Использовались также другие методики, описанные в этой книге, с замечательным результатом. После шести сеансов Джейсон однажды проснулся с эрекцией и вскоре смог сохранять эту способность по вечерам для занятий сексом. Сейчас он счастливо женат.